Артрит

АртритНаиболее распространенной формой артрита является остеоартроз, также известный под названиями деформирующего остеоартроза или просто артроза. Частота заболеваемости этим не дутом повышается с возрастом.

Ревматоидный артрит (РА) отличается от остеоартроза тем, что является аутоиммунным заболеванием — результатом того, что иммунная система атакует собственные ткани тела. РА может проявляться и в других частях тела помимо суставов — в глазах, полости рта и легких.

Из этих двух распространенных форм артрита РА отличается более выраженными воспалительными процессами. И тот, и другой причиняют боль, вызывают ригидность и могут привести к неподвижности и инвалидности.

Шила Кертис, 63 года, Сан-Диего, менеджер по продажам Я родилась нездоровым ребенком.

Удивительно даже, что я все еще жива.

Если бы не заземление, не уверена, что мне удалось бы дожить до сегодняшнего дня. Раньше у меня случались пугающие приступы сердечной фибрилляции. Они прекратились вскоре после того, как я начала заземляться, и больше не возвращались.

Постоянные климактерические приливы, которые я ощущала в течение нескольких лет, прекратились в течение первого месяца заземления.

Но сильнее и быстрее всего меня впечатлило воздействие заземления на мой ревматоидный артрит.

У меня были сильные боли и распухания в обоих коленях, в особенности в левом, и я постоянно прихрамывала.

Время от времени случались острые приступы, и при каждом таком эпизоде казалось, что ситуация ухудшается.

Левое колено распухало настолько, что я едва могла влезть в брюки. Мне приходилось приподнимать ногу руками, чтобы сесть в машину.

Когда слышишь, как у тебя скрипят суставы, невольно задумываешься: что происходит? Неужели у меня сейчас что-то сломается?

Познакомившись с одним из ведущих хирургов-ортопедов в наших местах, я пошла к нему на консультацию.

Он сказал, что мне следовало бы недель через 6-8 сделать операцию на коленях, а до этого нужно быть крайне осторожной, поскольку колено может отказать. Я могу упасть и пораниться.

Он хотел провести дальнейшее обследование, но я так его и не прошла. Мне претили все эти бесконечные анализы с обследованиями: у меня связан с ними негативный опыт.

В следующие выходные я услышала речь Клинта Обера на конференции по вопросам здоровья. Его идея показалась мне интересной, и я решила сразу же осуществить ее. Я стала заземляться, и спустя три недели боль и отеки в коленях исчезли.

Куда делись? Не знаю, знаю только, что их больше нет. Мало-помалу, с течением времени у меня перестали трещать и остальные суставы.

Я заземляюсь с 2000 года, и это так сильно повлияло на мое здоровье, что я теперь заземляюсь круглосуточно. Соседи прозвали меня босоногой леди.

Сейчас, разговаривая с вами по телефону, я стою на лужайке босиком.

А когда сижу за компьютером, подкладываю под ноги заземленный коврик.

То же самое делаю и когда смотрю телевизор.

И сплю с заземлением. Единственный момент, когда я не заземляюсь, — это когда я перемещаюсь из одного места в другое; но возможно, и это изменится, когда начнут выпускать заземленную обувь.

Теперь, через несколько лет, я прекрасно себя чувствую для женщины своего возраста.

Я хожу в пешие походы, гуляю и занимаюсь физическими упражнениями — возможно и не так много, как следовало бы, зато делаю это без всяких проблем.

Я могу свободно двигаться. Я «подсела» на заземление.

Мне нравится это ощущение, и когда я не заземлена, я чувствую разницу.

Хауэлл Ранион, 67 лет, Стоктон, Калифорния, профессор нейропсихологии У меня ревматоидный артрит, затронувший руки, плечи, поясничную область и нижние конечности. Избавиться от этой болезни невозможно.

Она развивается и оказывает разрушительное воздействие. Ее нашли у меня лет восемь назад, и с тех пор она медленно прогрессирует.

Я принимаю множество лекарств, чтобы справиться с этой и некоторыми другими проблемами. Один друг, которого я очень уважаю, рассказал мне о заземлении, я попробовал его по ночам и заметил, что разница просто огромна.

Поначалу я думал, что все дело в самовнушении. Тогда я перестал заземляться — и мое состояние снова ухудшилось.

Снова попробовал — и почувствовал себя лучше. Но я все-таки думал, что в этом повинно мое воображение.

Воображение тут ни при чем. Заземление действительно сыграло свою роль — существенно уменьшило дискомфорт. Мне стало ясно, что если я сплю незаземленным, то чувствую себя хуже, чем когда заземляюсь.

А на следующее утро просыпаюсь гораздо более отдохнувшим.

Если я не пользуюсь заземлением в течение нескольких дней, это всегда сказывается.

Мое самочувствие ухудшается. Если оценивать по шкале от 1 до 10, где 10 обозначает такую сильную боль, что можно рехнуться, то уровень боли без заземления у меня равен примерно 8. Когда я сплю заземленным, он падает примерно до 5. Да, это не лекарство.

Но заземление действительно помогает, и разница в ощущениях говорит о том, что оно того стоит.

Я верю, что оно замедляет разрушительный процесс. Каждому, кто страдает от ревматоидного артрита, я рекомендую эту простую эффективную процедуру — спать на заземленной простыне, чтобы существенно снизить уровень боли.

Это работает! Стив Гарнер, 52 года, Уэст-Уэлли, штат Юта, автомеханик Когда добываешь средства на жизнь работой с машинами, это жестко сказывается на руках и теле.

Но именно этой работой я занимался многие годы, пока ревматоидный артрит не вывел меня из строя. В 1993 году мне был поставлен диагноз РА. У меня развился сильный болевой синдром в ладонях, лодыжках и коленях.

В течение следующих двенадцати лет я посещал ревматологическую клинику при университетском медицинском центре каждые три месяца для лечения и обследования.

За это время мне предписывали шесть различных лекарственных средств.

У каждого из них имелись побочные эффекты, с которыми я просто не мог ужиться. Одним из средств, которое я принимал, был диклофенак.

Его побочные эффекты ужасны — головные боли, головокружение, сильные приступы тошноты. Я сказал врачу, что это лекарство не для меня.

Тогда она выписала метотрексат, но предупредила меня, что у него тоже немало побочных эффектов. Так оно и оказалось.

Спустя педелю боль значительно ослабела, уменьшилось и воспаление, но ощущение было такое, будто у меня постоянная простуда: из носа течет, кровь приливает к голове плюс головные боли.

И это только некоторые из побочных эффектов.

Тем временем из-за постоянной боли у меня нарушился сон, из-за этого страдало качество моей работы.

Болезнь лишила меня радости и смысла жизни.

Я начал принимать ибупрофен в лошадиных дозах. Начинал с дозы в 200-500 мг. Этого едва хватало, чтобы снять боль и малую долю воспаления.

Я постепенно увеличивал дневную дозу, доведя ее почти до 3000 мг, и жил так почти пять лет. В 2005 годуя был вынужден уйти на пенсию из-за постоянных болей и воспаления суставов рук. Продолжать работать стало невозможно.

За пару лет до этого мне подарили заземленный наматрацник, но я отнесся к нему скептически.

Сунул в чулан, да и дело с концом. Вся эта идея казалась мне чудачеством.

Но после того, как боль заставила меня бросить работу, я уже был готов хвататься за что угодно. Я отыскал в чулане этот наматрацник и начал спать заземленным.

Эх, почему я не сделал этого раньше!

Изменения я почувствовал в первую же ночь.

Я выспался лучше, чем за все предыдущие годы! Воспаление и боль сильно уменьшились всего за несколько дней, а через четыре недели боль ушла!

Через некоторое время я снова пришел на прием к своему врачу. Она была потрясена тем, насколько улуч-шилось мое здоровье в целом.

Сказала, что это улучшение буквально написано у меня на лице. Мол, я выгляжу как новый человек.

Она сделала мне рентген кистей рук и Не нашла ни единого следа воспаления. Удовлетворенно отметила, что, должно быть, так подействовало новое лекарство.

Когда же я сказал ей, что не принимаю никаких лекарств, а вместо этого сплю заземленным, на ее лице появилось озадаченное выражение. Я сказал, что собираюсь продолжать в том же духе.

Так я и сделал.

Сегодня, спустя четыре года, я по-прежнему не испытываю боли, и мне не приходится принимать никаких лекарств, даже аспирина.

Эта штука буквально изменила мою жизнь!

Я стал чувствовать себя настолько хорошо, что смог вернуться к работе. И теперь снова кручу гайки.

Комментарии запрещены.

Почему мы не здоровы