«Чужак в чужой стране»

«Чужак в чужой стране»Первое, что я сделал, — это попытался заинтересовать сомнологов — исследователей сна, работавших в Южной Калифорнии. Я обрывал телефоны, стучался во все двери.

Представлялся как человек, чье прошлое было отдано электронике, и объяснял, что сделал кое-какие интересные наблюдения на тему сна и болевых ощущений и был свидетелем потрясающих результатов. Я говорил, что мне нужны эксперты, которые могли бы подтвердить мои наблюдения.

В поисках знающих людей я чувствовал себя, как герой классического фантастического романа Роберта Хайнлайна «Чужак в чужой стране».

Мне казалось, будто я попал на другую планету.

Я не говорил на их языке, а они не говорили на моем. Представьте, каково мне было входить в кабинет ученого или врача, если мне все-таки удавалось до него добраться.

Стены увешаны дипломами и наградами. Их обладатель — человек, который потратил не один год на то, чтобы стать экспертом в своей сфере.

И тут вваливаюсь я, не получивший никакой формальной подготовки в этой области.

Эксперты пересыпали свою речь биологическими терминами, которых я в жизни не слышал. А когда я переводил разговор на понятные мне концепции электроники — вроде напряжения, электрических полей, заземления, положительных и отрицательных зарядов в теле, — они впадали почти в такой же ступор, в каком пребывал я, слушая их разговоры о том, в чем они были специалистами.

Но сложности коммуникации были всего одной проблемой из многих.

Другую проблему составляло то, что большинство ученых и врачей не имели никакого желания ввязываться в столь сомнительное дело или позволять упоминать в связи с ним свое имя: ведь у него не было никакой научной истории и законного статуса.

Один из этих ученых рассмеялся мне прямо в лицо. Поинтересовался, действительно ли я ждал, что он «поверит, что, если воткнуть гвоздь в землю, соединить его с железным наматрацником и заставить людей спать на нем, это облегчит их болевой синдром».

Он сказал, что не поверил бы в это даже в том случае, если бы статья на эту тему была опубликована в New England Journal of Medicine. А один врач сказал, мол, даже если то, что я говорю, — правда, с чего это вдруг он должен рекомендовать пациентам снимать обувь и выздоравливать бесплатно?

Еще один заявил, что я должен предоставить ему все опубликованные исследования, связанные с заземлением человеческого тела, а тогда уж он, так и быть, на них взглянет. Когда же я объяснил, что никаких таких исследований пока нет и именно поэтому я обращаюсь к нему он посоветовал мне зайти еще разок попозже, когда что-нибудь подтвердит обоснованность заземления.

Один развеселившийся исследователь спросил, а представляю ли я хоть приблизительно, сколько средств уходит на проведение исследований. И поведал, что потребуется пять лет трудов и пять миллионов долларов, чтобы провести настоящее научное исследование и опубликовать его результаты, если дело вообще до этого дойдет.

Специалисты, с которыми я разговаривал, были по большей части вежливы, но ни один не проявил к моим идеям ни малейшего интереса. Они учтиво спроваживали меня и желали удачи.

Вот тогда-то я и решил провести первое исследование самостоятельно.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.