Как улучшить жизнь врача и его пациентов

Как улучшить жизнь врача и его пациентовДэвид Герстен, доктор медицины, 60 лет, Энсинитас, Калифорния, практикует в области пищевой медицины и интегративной психиатрии Несколько лет назад я разработал так называемую «причинно-следственную» карту здоровья, которая раскрывает причины того, почему люди заболевают хроническими болезнями и остаются больными. Я сузил ее до простого трехэтапного процесса.

У всех хронических заболеваний есть первичные причины (уровень 1), которые включают генетические факторы, инфекции, токсины, проблемы с пищеварением и недостаточным усвоением питательных веществ, а также ментальные, эмоциональные и стрессовые факторы. К уровню 2 относится то, как организм реагирует на эти первичные причины, а именно — через воспаления и стрессовую реакцию.

Уровень 3 связан с нарушениями биохимии организма в целом, или с тем явлением, которое я называю метаболическим хаосом. С течением времени мне стало ясно, что заземление дает выраженный целительный эффект на втором уровне.

Я сам заземляюсь в течение трех лет, и теперь заземление полностью интегрировано в мою практику. Я постоянно вижу людей, которые обращаются к врачу вроде Меня как к последнему средству.

Первый отзыв, который я обычно получаю после того, как пациент начинает заземляться, — это электронное письмо на следующее Утро со словами: «Я только что выспался так, как не высыпался ни разу за последние двадцать лет». Я снабдил заземляющей системой 96-летнюю знакомую, которая страдала острым остеоартритом в течение двадцати пяти лет. Самой пациентке я не сказал ни слова, лишь ее сыну объяснил, что делаю. Через пару дней я заглянул к ним, чтобы узнать, как у нее дела.

Сын рассказал мне, что его мать, которая несколько десятилетий была известным врачом-целителем в сфере народной медицины в Сан-Диего, сказала ему, что боли утихли более чем на три четверти.

Но удивительнее всего было то, что она вернула себе любовь к жизни.

За шесть месяцев до этой истории женщина перенесла инсульт, и хотя от его физических эффектов она оправилась, у нее пропала прежде свойственная ей воля к жизни. Раньше это была жизнелюбивая женщина, которая до самого последнего времени путешествовала и читала лекции.

«Она вернулась», — так сказал мне ее сын. Люди часто приходят ко мне с синдромом хронической усталости — проблемой, которая включает в себя когнитивные нарушения памяти, сосредоточенности, внимания и спутанность мышления. Одной такой пациенткой была 65-летняя женщина.

У нее был выраженный синдром хронической усталости и многолетняя гипертензия.

Я порекомендовал ей заземляться.

На тридцать первый день после начала заземления она прислала мне электронное письмо, в котором сообщала, что благодаря заземлению у нее не только значительно возрос уровень энергии, но и внезапно вернулись способности к обучению.

Более того, показатели кровяного давления у нее снизились и стали быстро нормализоваться. Я посоветовал ей тщательно и ежедневно отслеживать показатели кровяного давления.

Дважды в день она принимала лекарство, понижающее кровяное давление, которое прописал ей другой врач. Ее давление снижалось настолько быстро, что она сама, не посоветовавшись со мной, перестала принимать одно из лекарств.

Затем она пошла к своему врачу, который на сей раз прописал ей гораздо меньшую дозу. Теперь с помощью заземления она способна поддерживать нормальное кровяное давление, а большинство симптомов синдрома хронической усталости у нее значительно сгладились.

Что касается моего личного опыта, я не замечал никаких особых чудес, во всяком случае в первое время.

Не один десяток лет я страдал от кератоконуса — болезни, при которой роговица глаза все больше истончается, что ведет к существенной потере зрения. Примерно у одного из 2000 людей существует эта проблема.

Роговица истончается и лопается, как воздушный шарик, и становится невозможно подобрать контактные линзы.

Я перенес пять трансплантаций роговицы за годы болезни.

На правом глазу пересаженная роговица трижды отторгалась, что приводило к сильному воспалению и формированию сотен крошечных волдырей на поверхности роговицы. На последних стадиях отторжения боль бывает совершенно невыносимая.

Перед тем как я начал заземляться, у меня уже добрых полтора года происходило отторжение роговицы после трансплантации 2004 года.

Спустя месяца четыре после начала заземления я проснулся однажды утром и осознал, что боли практически нет. Ее уровень с тех пор оставался низким, практически всегда вполне терпимым. Отторжения не было уже три года, и этого не случилось бы без заземления.

Так или иначе, но мой правый глаз больше не видит. Хотя на левом глазу отторжения не произошло, я явно терял зрение и в нем и был весьма этим обеспокоен, если не сказать больше.

В течение пятнадцати лет я шел по пути неуклонного снижения зрения — пока не начал заземляться.

После этого снижение зрения останови-лось и процесс обратился вспять.

Мой офтальмолог был поражен этим впечатляющим улучшением зрения. Я спросил его, случалось ли ему прежде видеть человека с дегенеративной болезнью глаз, которая внезапно, после десятилетий развития, начала бы отступать.

Он ответил, что никогда прежде такого не видел.

Для меня это было настоящим чудом.

Еще один личный опыт заставил меня остро осознать силу заземления.

Как-то вечером я работал в клинике и вышел на улицу, чтобы сделать небольшой перерыв.

Гуляя, я случайно врезался головой в металлический шест со знаком «парковка запрещена». Боковая часть шеста, похожая на лезвие тупого ножа, рассекла мне лоб до кости, нанеся рану длиной в 2 см. Кровь хлынула потоком.

Я бегом вернулся в клинику и попросил медсестру промыть рану и перевязать ее. Любого пациента с таким ранением я бы послал в травмпункт. Но мне нужно было еще принять несколько пациентов.

На следующий день я снял повязку — и на лбу на том месте, где был порез, осталась всего лишь черточка, похожая на небольшой хирургический шов. Никаких признаков покраснения, жара, отечности или боли!

Воспаления практически не возникло.

На следующий день я едва мог разглядеть края раны.

На шестой день рана полностью затянулась, от нее не осталось практически никакого следа. На меня также произвел большое впечатление случай пациентки, у которой вдобавок к хронической усталости был синдром тревожности.

Сразу же после того, как она стала заземляться, тревожность явно пошла на спад.

Состояние здоровья в целом улучшилось, прибавилось энергии. Наибольшее впечатление на меня произвело описанное ею чувство восстановления связи с Землей, с окружающими людьми и с собственной сущностью.

Она настолько остро ощущала эту связь во время заземления, что стала брать коврик с собой на работу. Она спала на нем ночью, а днем использовала, сидя за рабочим столом.

Пациентка говорила, что стала ощущать свое самое глубинное «Я» — «новую себя», как она это называла, — без всякой тревоги, страха, опасений и беспокойных мыслей.

«Я переменилась в самой своей сути», — говорила она. От пациентов идет настолько мощный поток отзывов, что, как врач, я могу предсказать: это открытие изменит человеческую жизнь. Пожалуй, только трое из почти сотни моих пациентов сказали, что не замечают никакой разницы.

Комментарии запрещены.

Почему мы не здоровы