«Letourterrible»

"Letourterrible"Велогонка Тур де Франс — одно из самых жестких атлетических состязаний в мире, ее вполне можно сравнить с тремя марафонскими забегами в день в течение трех недель подряд. На протяжении одного только дня гонщики могут преодолевать подъемы, суммарная высота которых составляет до 9000 с лишним метров. Представьте только, 9 км в высоту!

Маршрут гонок покрывает почти 3400 км, а разность высот колеблется от уровня моря до 2650 м. В июле, когда стартует велогонка, во Франции обычно бывает очень жарко. Узкие асфальтовые дороги, по которым проходит маршрут велогонки, начинают растрескиваться, вздуваться пузырями и размягчаться, в результате чего покрытие становится крайне ненадежным.

Падение на такую поверхность — это все равно что падение на терку для сыра. Велосипедисты получают огромное количество ссадин, которые шутя называют «дорожной сыпью».

Дорожное движение вокруг спортсменов, преодолевающих один этап за другим, часто бывает напряженным. В самых плотных пелетонах порой идут до 170 велосипедистов одновременно.

Их сопровождает хаотичный конвой, состоящий из автомобилей поддержки, везущих механиков, запасные велосипеды и запчасти, а также автомобилей с чиновниками, ответственными за гонку, представителей СМИ и охрану. Сочетание такого количества велосипедистов, высоких скоростей, узких дорог, обилия автомобилей и мотоциклов — верный рецепт для множества несчастных случаев.

Во время гонки нередки столкновения, которые могут причинить серьезные физические травмы. Будучи врачом, которому доводилось работать с лучшими из лучших представителей спортивного мира, я пришел к выводу, что самое главное — никогда не позволять себе уверовать, что прежние успешные методы являются хоть какой-то гарантией будущих успехов.

Поэтому я постоянно нахожусь в поиске инноваций, которые смогут поднять нас на новый уровень и обеспечить соревновательное преимущество. Я непрерывно модифицирую свой клинический «набор инструментов», чтобы не отставать от новейшей экипировки и методик.

Когда я впервые услышал о заземлении, эта идея показалась мне очень интересной. Никогда прежде я не слышал ничего подобного, но мне показалось, что в этом есть рациональное зерно, которым я смогу воспользоваться.

Я связался с Клинтом Обером, автором этой технологии, и попросил его о личной встрече. После нашей беседы мне стало ясно, что если заземление действительно способно на то, в чем он меня уверял, то оно может дать гигантское преимущество велосипедистам, участвующим в гонке.

Заземление ничуть не изменило бы мою обычную практику.

Все, что нужно было делать, — это ложиться и спать или расслабляться, как в норме поступают все спортсмены. Как сказал мне Клинт Обер, это просто помогло бы им засыпать и расслабляться.

Звучало весьма привлекательно.

Я и сам знал, что, когда у меня есть время погулять босиком по песку или по пляжу в полосе прибоя, я потом чувствую себя намного лучше.

Но сперва я решил испытать эту технологию на себе.

Я не был готов пробовать на своих пациентах то, в эффективности чего не убедился на собственном опыте. Около пяти лет я страдал от последствий отравления ртутью.

В какой-то момент мое здоровье было сильно разрушено.

Мне прописали курс лечения от отравления, и оно стало постепенно выправляться. Я чувствовал себя лучше.

Но существенное улучшение я ощутил после всего одной ночи заземления. Когда я проснулся на следующее утро, мое самочувствие было отличным.

Я ощущал прилив энергии.

Прежде у меня бывали моменты, когда трудно сосредоточиться, а теперь я ощущал большую ясность мышления. Снизились болезненные ощущения.

Уменьшилась раздражительность. Мой организм чувствовал себя так, будто его промыли изнутри.

После трех или четырех ночей заземленного сна, чувствуя себя все лучше и отдыхая все полноценнее, я понял, что это — настоящее.

Я осознал, что этот метод имеет колоссальную ценность не только для меня, но также для моих пациентов и велосипедистов, участвующих в Тур де Франс. Я был впечатлен — и это еще мягко сказано.

Я спросил Клинта, сможет ли он разработать систему-прототип, которую я смогу брать с собой и использовать в ходе велогонки Тур де Франс. Задача осложняется тем, что Тур де Франс настолько изматывает физически и психологически, что гонщики после этапа засыпают с большим трудом.

Если плохо спишь, то плохо и восстанавливаешься. А если не восстанавливаешься, то организм не выдерживает, боевой дух падает и спортсмены зарабатывают лишние травмы или болезни, что в такой велогонке равно катастрофе.

Комментарии запрещены.

Почему мы не здоровы