Полномочные послы заземления

Полномочные послы заземленияОдин из давних энтузиастов заземления — Джим Хили, ведущий первооткрыватель в области исследования, разработки и дистрибуции новейших мониторинговых, диагностических и терапевтических технологий, применяемых врачами и больницами. Много лет назад он участвовал в разработке первых санитарных спасательных автомобилей и вертолетов для службы 911. Он председатель совета директоров корпорации Lead-Lok, международной компании — производителя медицинских товаров, штаб-квартира которой находится в Санд-пойнте, штат Айдахо.

Многие люди, заземлившись сами и ощутив облегчение того или иного недута, обычно становятся «полномочными послами заземления», жаждая поделиться им со своими друзьями и родственниками.

Джим — один из них. Вот его история. Я работаю в сфере медицинского инструментария уже полстолетия.

В конце 1960-х гг. я основал компанию, специализирующуюся на инспектировании и совершенствовании электрической аппаратуры в больницах с целью гарантировать, что эта аппаратура как следует заземлена.

Если это не так, помехи или замыкания в электрической цепи способны создать условия, при которых подключенному к аппаратуре пациенту может грозить фатальный удар током. Целью заземления аппаратуры как раз и является предотвращение потенциальных ударов током.

Никому никогда в голову не приходило, что полезным может оказаться и непосредственное заземление пациента. Когда я впервые услышал о заземлении, информация о нем показалась мне вполне резонной.

Клинт Обер наглядно продемонстрировал свою концепцию, прикрепив заземленную электродную накладку к моей ноге, которая была источником хронической боли. Спустя 20 мин. я почувствовал себя намного лучше.

Затем я начал спать на заземленных простынях.

Я заметил, что сон у меня улучшился, все болезненные и неприятные ощущения, которые приходят с возрастом, также сгладились. Тогда я начал задумываться о том, как помочь близким людям.

Одной из первых, о ком я подумал, была дочь моего друга, страдавшая множественным склерозом.

Когда она стала спать с заземлением, результаты оказались невероятными. Она рассказала мне, что теперь по утрам встает без привычных болезненных ощущений.

Некоторое время спустя, приехав навестить меня, она рассказала, что уезжала в отпуск на месяц, при этом не взяла с собой заземленную простыню и все же чувствовала себя прекрасно — «так же хорошо или даже лучше, чем до того, как начала на ней спать».

Теперь, вернувшись Домой и снова начав спать на заземленной простыне, она Не ощущала никакой разницы и засомневалась в том, что простыня ей по-прежнему помогает.

Мне стало любопытно.

Я спросил, где она провела отпуск.

Она ответила, что ездила в Байю, в Калифорнию.

Они с бойфрендом арендовали коттедж на пляже.

При Дальнейших расспросах выяснилось, что большую часть месяца она вообще не носила обувь. Гуляла по песчаному пляжу, плавала и ныряла с маской и трубкой.

— В этом-то все и дело, — сказал я ей. — На самом деле ты заземлялась каждый день. Ходила босиком по земле, плавала в соленой воде.

Это же просто супер-заземление. — А что, разве это то же самое?

— недоверчиво спросила она. — Абсолютно, — ответил я. — В заземленной простыне или наматрацнике, подключенном к стенной ро-зетке или заземленному стержню, нет ничего волшебного.

И то и другое — возвращение к природе и воссоединение с Землей тем или иным способом.

Ты получаешь один тот же эффект — что при хождении босиком по пляжу, или парку, или собственному саду, что во время сна на заземленном наматрацнике.

И чем дольше ты это делаешь, тем лучше. Тогда она захотела выяснить, не поможет ли заземление ее матери, у которой был болезненный ревмато-идный артрит, в особенности в области колен.

Ее мать, сказала девушка, принимала по 2 таблетки ибупрофена каждый вечер.

Просыпаясь по утрам, она снова принимала таблетки, выжидала что-то около часа, пока они подействуют, и только после этого вставала с постели.

В противном случае боль в коленях была слишком сильной. Спустя пару дней я получил известие о том, что ее мать перестала принимать таблетки.

По утрам она вставала без боли — и стоит ли говорить о том, как она этому радовалась!

Кстати, ее муж, мой друг, — профессиональный медицинский работник и большой скептик. Он все это наблюдал и собственными глазами видел, как заземление помогло его жене и дочери.

Он искренне удивлялся этим улучшениям, а потом неохотно поведал мне свою собственную историю. У него уже много лет болело левое плечо, и из-за этой боли он спал только на правом боку Проспав пару ночей на заземленной простыне, которой его жена застелила постель, он заметил, что теперь спит л на левом боку, не испытывая никакой боли.

Потом есть еще история, приключившаяся с акупунктуристкой из нашего города.

Однажды мы с ней разговорились, и она пожаловалась, что последнее время не может ездить на велосипеде из-за боли в ноге. Она пыталась лечить саму себя, но облегчения не получила.

Тогда я дал ей несколько электродных накладок с заземлением и попросил испробовать их в деле.

На следующий день она позвонила мне, ужасно взволнованная.

Она не могла поверить — боль исчезла! Тогда она стала предлагать кое-кому из своих пациенток посидеть заземленными в течение получаса с электродной накладкой, прикрепляя ее к тем частям тела, где локализовалась боль.

Платы за это она с них не брала.

Женщины приходили к ней трижды в неделю, заземлялись и получали облегчение боли. Я сказал ей, что, если бы они просто гуляли босиком у себя в саду в течение такого же количества времени, они добились бы того же результата, что и в ее кабинете.

Ведь нет ничего волшебного в токе, который бежит по проводу, проложенному в стене.

Большинство людей просто не понимают всей простоты заземления.

А еще я подарил заземляющий постельный коврик одному из директоров моей компании — мужчине, который страдал от множественного склероза. Он тоже известный скептик.

Я спросил его спустя пару недель, как дела, и он отмахнулся от меня, сказав, что отдал коврик своей дочери, у которой «что-то там болело». Пояснил, что, по его ощущениям, болезнь у него зашла слишком далеко, чтобы можно было чем-то помочь.

Еще неделю спустя он сообщил мне, что дочь отдала коврик обратно и он все же решил его испытать.

Он спал на нем три или четыре ночи и, по его словам, не мог поверить в результаты: боль стала значительно слабее.

Ему стало легче Ходить.

У него перестали так часто подгибаться колени.

Сам множественный склероз никуда не делся, но симптомы в значительной степени уменьшились. Теперь он ходит, не испытывая такой боли, как прежде, и чувствует себя гораздо более комфортно.

Комментарии запрещены.

Почему мы не здоровы