Снятие стресса

Снятие стрессаСкотт Хайятт, 45 лет, Северная Калифорния, судебный исполнитель Я работаю в сфере, связанной с наркотиками, и в моей жизни случается немало стрессов: во-первых, из-за того контингента, с которым я общаюсь, во-вторых, из-за необходимости выкраивать время для судебных заседаний, в-третьих, есть еще семья и все остальное. В ходе своей работы я могу в эту секунду вести негласное наблюдение, когда просто сидишь и ничего не происходит, а в сле-I дующую — уже выскакиваю из машины и бегу, пытаясь ухватить на ходу свою куртку и вытащить пистолет. Так что «скорость стрессов» может варьироваться от нуля до 100 км/час в любой отдельно взятый момент.

Сон от всей этой нестабильности тоже страдает. Сплю я нерегулярно — и это еще мягко сказано.

Накапливается адская усталость. Выполняя свою работу, я уже успел сломать ступню, кисть, нос и запястье.

Так что у меня еще и старые переломы побаливают, не считая застойных явлений в спине из-за ношения поясов с оружием и бронежилета. Я сплю с заземлением уже около шести лет, и это сыграло огромную роль.

Раньше я нередко просыпался посреди ночи — ворочался с боку на бок, взбивал подушку, вставал, потягивался, снова возвращался в кровать. А после того, как я начал использовать заземленный наматрацник, качество моего сна улучшилось — пусть мне не удается столько спать, сколько мне бы хотелось, ведь мы часто работаем в неурочное время; но сон действительно стал качественно иным.

Произошли также большие перемены в болезненных ощущениях.

Они попросту исчезли.

Я даже не замечал этого, пока не прошло полгода или около того. Просто однажды утром проснулся, тут же встал с постели — и не почувствовал никакой боли, ни в спине, ни в ступне.

Это было восхитительно! Возможно, боль исчезла и несколько раньше, но я не обратил на это внимания.

Я обожаю бегать и поэтому привык к болезненным ощущениям в лодыжках, коленях и мышцах бедер. Их теперь тоже как не бывало.

В тот же день, когда исчезла боль в спине, я пошел бегать, и мне все время приходила на ум мысль о том, что что-то в моей жизни серьезно изменилось, — и дело было не в моей работе, не в моих привычках в еде и не в чем бы то ни было другом. Я мог отнести это только на счет своего наматрацника.

Когда я участвовал в соревнованиях — например, на дистанции 5 км — и пытался обогнать своих друзей, скорость бега обычно была выше, чем когда я просто бегал сам по себе.

На следующее утро у меня, как правило, появлялась масса неприятных ощущений.

Но заземленный наматрацник избавил меня и от них. Теперь они свелись к минимуму. Это удивительно!

Брэд Грэм, 54 года, Лейквуд, Калифорния, пожарный С моей работой, как вы можете догадаться, связано большое количество стрессов, физических и умственных. Никогда не знаешь, с чем придется столкнуться в любой момент дня или ночи.

Час ночи, ты сладко спишь — а тут раздается звонок.

Это может быть вызов на пожар или на такую ситуацию, когда люди не могут выбраться из машины, попавшей в аварию.

И ты, выныривая из глубокого сна, включаешься в быстрые и напряженные действия по спасению жизней.

А потом, когда возвращаешься на станцию, трудно избавиться от картинок, которые только что пережил, они так и мелькают перед глазами.

Если спасаешь раненого, то гадаешь, все ли с ним будет в порядке.

А еще прикидываешь, что можно было бы сделать по-другому, чтобы повлиять на исход ситуации. В силу самой специфики этой работы иногда бывает очень трудно заставить себя заснуть после вызова.

Иногда я часами лежу в постели без сна. Порой даже встаю, принимаю душ и иду в кухню читать газету. Начав спать заземленным, я обнаружил, что могу снова заснуть после вызова через небольшой, по моим оценкам, промежуток времени.

Минут двадцати достаточно — а раньше на это уходило около двух с половиной часов. Я также заметил, что сплю крепче и чувствую себя более отдохнувшим, когда просыпаюсь утром.

Я лучше высыпаюсь, но остаюсь в состоянии «боевой готовности».

Похоже, в этом есть и физические преимущества. Работа у нас бывает очень и очень напряженная.

Думаю, одна из проблем, с которыми сталкиваются пожарные, особенно когда годы начинают взимать с нас свою пошлину, заключается в том, что мы утрачиваем гибкость коленей.

Или, когда возраст поджимает, появляются проблемы со спиной. С тех самых пор, как я сплю заземленным, я не ощущаю такой ригидности в коленях, как прежде.

Мне нравится поддерживать мышцы с помощью тяжелой атлетики.

Некоторое время я почти не мог выполнять приседания.

Теперь же в спортзале я снова их делаю.

Да и бегать я стал лучше, чем раньше.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.