Заземление и «долгожительство» в гольфе

Заземление и «долгожительство» в гольфеТед Барнетт, 71 год, Палм-Дезерт, Калифорния, владелец мастерской по изготовлению матрацев Нам с женой принадлежала семейная мастерская по изготовлению матрацев. По меньшей мере половину работы мы выполняли вдвоем, нанимали всего одного или двоих работников. Мы изготавливали матрацы, доставляли их на место и устанавливали в домах наших клиентов.

В мои обязанности входила заключительная часть работы. Я управлял большим станком для прошивки тесьмы.

Это одна из самых трудных работ в изготовлении матрацев.

Состоит она в пришивании верхней стеганой части матраца к боковине. Те, кто подолгу работают с такими машинами, зарабатывают проблемы с руками, поскольку приходится постоянно и сильно натягивать материал пальцами.

Руки у меня были в довольно скверной форме. У меня был артрит, и это меня беспокоило.

Наша мастерская изготовила одни из первых заземляющих наматрацников для Клинта Обера в 2001 году. Пока мы их шили, я работал заземленным.

И подумал: а вдруг заземление сможет помочь в моих проблемах с руками и сердцем?

Годом раньше я перенес открытую операцию на сердце.

И заземление действительно помогло.

Руки у меня перестали болеть. Я не могу точно припомнить, сколько времени на это ушло, но помню, что это произвело на меня такое впечатление, что я продолжил заземляться.

И по сей день, когда мне приходится куда-то ехать и обходиться без заземленного сна 2-3 дня, руки у меня начинают снова болеть, как и плечи, шея и другие части тела, которые затронул артрит.

Как только добираюсь до дома, сразу же заземляюсь.

За один день или даже несколько часов я способен остановить боль. Она исчезает.

Я страстный фанат гольфа, любил эту игру всю свою жизнь.

Теперь, выйдя на пенсию, я играю практически каждый день и, несмотря на то что мне уже 71 год, продолжаю соревноваться.

Никто из моих ровесников уже не может поддерживать такой уровень. Все те, с кем я играл в молодости, игроки, равные мне или даже лучше меня, теперь не могут ко мне даже приблизиться.

Они утратили возможность участвовать в соревнованиях.

А я — нет. Я играю с профессионалами своего возраста и обыгрываю их! Они не в состоянии в это поверить. Играя в гольф, я заземляюсь.

Я укладываю медный провод по внутренней стельке своих туфель, пропускаю через отверстие в подошве и снова протягиваю вдоль по подошве туфель.

Я полагаю, что заземленный сон и заземленная обувь каким-то образом связаны с тем, что тело остается гибким и способно выдерживать физические нагрузки, создаваемые регулярными тренировками и играми.

Многие люди моего возраста прекращают тренировки, поскольку не могут выдержать нагрузок. Они не могут как следует бить по мячу или доводить матчи до конца, поскольку это вызывает боль.

Я, конечно, не в состоянии побить по-настоящему профессиональных 20-30-летних ребят.

У них-то при свинге ничего не болит. Но те, кто постарше, обставить меня не могут.

Комментарии запрещены.

Почему мы не здоровы