«Я бы никуда не поехала без моих простыней!»

Еще одним полномочным послом заземления стала Донна Тисдейл — ведущий брокер по недвижимости города Нашвилла — С чего бы мне начать… — задумалась она, когда ее попросили поделиться личным опытом заземления. — Давайте я начну с аллергии.

Меня всю жизнь преследовала отвратительная сезонная аллергия.

Поскольку я занимаюсь недвижимостью, бывало так, что я показываю клиентам дом — а сама чихаю, да по 10-15 раз подряд!

Приходилось обращать все в шутку и рассказывать клиентам, что с мая по сентябрь я мучаюсь аллергией. Ну вот, сейчас прошел год с тех пор, как я начала спать с заземлением.

Май пришел и ушел, наступил сентябрь… и знаете что? Я не приняла ни одной таблетки от аллергии за всю весну и лето!

Может, пару раз чихнула — и всё. Я ни разу, ни одного разочка не встала посреди ночи, чтобы прочистить нос, продышаться, чтобы иметь возможность поспать!

Это просто невероятно. В течение 15 лет у меня была странная аутоиммунная кожная болезнь, которая называется аннулярной гранулемой.

Она проявлялась в неприятных на вид высыпаниях на ногах, руках и туловище. Теперь она практически исчезла как на руках, так и на ногах.

Это удивительно! У каких дерматологов я только ни была, и ни у кого из них не нашлось лекарства, и ни один не знал, что эту болезнь вызывает.

У моей 88-летней матери в течение 15 лет было недержание мочи. Она перенесла операцию на мочевом пузыре, но это не помогло.

Она использовала от 15 до 20 прокладок в день. Через 6 недель после того, как она начала спать с заземлением, она приехала погостить и жила у меня месяц.

Все это время ей требовалась одна, максимум две прокладки в день.

«Думаю, дело в этих простынях», — говорила она. К тому же после травмы ее три года мучили сильные боли в плече и она не могла поднять правую руку выше уровня плеча. Однажды, пока она гостила у меня, я увидела, как она причесывается правой рукой.

Я стала ее расспрашивать, и она пояснила: «А плечо у меня больше не болит.

Думаю, это все-таки простыни!» В течение трех лет мой муж Билл стоял в очереди на операцию коленей, ему делали уколы в коленные суставы.

Теперь же он отказался от уколов, поскольку его колени уже не так плохи.

На свадьбе одного из наших родственников в День труда в 2009 году мы впервые за многие годы танцевали вместе.

Его колени ведут себя прекрасно. Кроме того, мужа также мучил подошвенный фасциит, который теперь полностью исчез.

У одной из моих сестер тоже была такая болячка. Она то давала о себе знать, то пропадала.

Сестра стала спать заземленной — и за несколько месяцев у нее не было ни единого приступа.

У другой моей сестры был очень агрессивный ревматоидный артрит.

Она спит с заземлением и говорит, что теперь приступы случаются у нее очень редко. Одна моя близкая подруга, у которой болезнь Лайма, мучилась мигренью до 15 раз в месяц, а теперь это количество сократилось до одного-двух.

Она на неделю поехала в Аризону навестить мать и забыла взять с собой простыни — и за это время у нее было 4 приступа мигрени.

Я отругала ее, сказав, что она просто сошла с Ума. Я бы никуда не поехала без моих простыней!

С самого начала использования заземленных простыней мы стали спать гораздо лучше.

Билл перестал вставать по три раза за ночь, как прежде.

Ему самому — а значит, и его мочевому пузырю — перевалило за семьдесят. Через несколько недель после того, как мы начали спать с заземлением, нам предстояла поездка на уик-энд в Другой штат, чтобы навестить родственников.

Я хотела взять с собой простыни, Билл меня отговорил.

Я уступу ла. И что же? Он проворочался всю ночь. То вставал, то ложился.

В общем, спал плохо.

И знаете, что произошло когда мы поехали в Остин повидать внуков?

Мы взяли с собой простыни! И спали отлично.

Теперь мы никуда без них не ездим.

Еще бы у меня не возникла страсть заземлять других людей!

Комментарии запрещены.

Почему мы не здоровы