«Сердце — орган действенной Любви»

Болезни сердца связаны с тем, что человек живет без контакта с Душой, а потому в его жизни нет радости, любви и счастья. Если мы чувствуем внутри лишь пустоту, отсутствие любви, при этом ждём любви от других и обижаемся, что нам её не дают, — сердечно-сосудистые заболевания нам обеспечены. Неудивительно, что это самые распространенные в мире болезни, ведь большая часть людей живёт умом, а источник любви — это душа. Поэтому недуги сердца стремятся научить нас жить по душе, открыть внутренний источник радости и любви и дарить свет — как себе, так и миру.

Сердце — орган действенной Любви

Кровь — это любовь.
Ток крови — это действенная любовь. Кровь приводится в движение органом действенной любви — сердцем.
Сердце — орган действенной любви.

Истинная вера являет собой святое чувство — Любовь. Утрата веры отзывается острой болью в Сердце каждого, кто когда-либо терял веру в человека.
Прирожденный атеист замазывает рану от утраты веры в Бога все тем же атеизмом. Поэтому о Боге он вспоминает, лишь когда все иные средства спасения исчерпаны.
В каждом из нас живет потребность по-настоящему верить, надеяться, любить.
Любой религии свойственно, с одной стороны, наивное представление о жизни, а с другой, эгоистичное отношение к ней. Это касается и межличностных отношений, и индивидуальной человеческой психики. Культивируя невежество, религия умышленно препятствует развитию во времени. Цель эта достигается разными приемами. Один из них — отрицание реинкарнации. Если бы человек знал, что он будет рождаться снова и снова, он стал бы относиться к будущему иначе. Он сообразил бы, что в будущее лучше идти с легким сердцем, и стал бы облегчать груз своей вины. Проникся бы смыслом следующих слов: помоги себе сам, и Бог тебя не оставит.

Отчего густеет кровь? Оттого, что разочаровавшийся в любви человек перестает верить в любовь. Отчего происходит подобное разочарование? Оттого, что человек не понимает, что такое Бог. Человек утрачивает веру в сущность Бога, которая и по сей день во всех верованиях и на всех языках носит одно имя — ЛЮБОВЬ. Все большее число людей теряет веру в любовь, ибо что это за любовь, которая требует жертв. Не умея дарить, люди жертвуют собой, чтобы завоевать любовь, и разочаровываются.

Эмоциональный человек, разочаровавшийся в любви, продолжает действовать во имя любви: борется, ищет или просто чертыхается. Кровь кипит, — говорят о таком человеке. Столь же бурно у него течет кровь в жилах. У крови нет времени загустеть. У людей молодых, моложавых, жизнерадостных, ребячливых, наивных, примитивных нет проблем с загустением крови.

Человек без эмоций, разочарованный в любви, жертвует собой во имя любви, причем в такой степени, что страдания умерщвляют в нем чувства. За фасадом меланхолического спокойствия таится саркастическая усмешка, свойственная ожесточившемуся человеку. Она возникает безо всяких эмоций и поражает, точно гильотина, своим превосходством, не терпящим возражений, если кто-то пытается пробудить человека от его застывшего состояния. У такого человека в столь же застывшем состоянии и его кровь. Эта проблема характерна для людей старых, чересчур серьезных, мрачных, интеллигентных, воспитанных, а также для тех, кто превыше всего ставит работу.

Как говорится, такой человек уже не станет делать глупостей из-за любви. Скорее умрет. Стыд выставить себя на посмешище истребляет в человеке жизнелюбие, а значит, подвижность. Былая стремительная подвижность оказывается растраченной на ожидания, надежды, мечты, чаяния и веру в добро. Возобновить духовное и физическое движение помогает высвобождение стрессов. Кто рассчитывает на помощь лекарственных препаратов, разжижающих кровь, тот на основе анализов убеждается в их эффективности, однако самочувствие от этого не улучшается. Почему? Потому что в духовном смысле от разжижения крови пользы мало. Кровь помимо этого должна течь. В движение кровь приводится чувством душевной свободы, иначе говоря, состоянием любви.

Мы мужчины часто стыдимся Своей слабости. Мы стыдимся своего нежного и любящего сердца. Нам кажется, что мужчина должен быть сильным, как бык. Всю свою жизнь мы стараемся стать таким. Откуда такое представление? От женского мнения. Если мужчина чересчур трепетен и раним, то в гонке за материальными благами он окажется в хвосте у других мужчин.

Ожидая от жизни лучшего и надеясь на это, мы считаем, что жизнь ожидает того же от нас. Мы торопимся что-то совершить, не задаваясь предварительно вопросом: «Нужно ли это? Нужно ли именно так? Нужно ли именно сейчас?» Не умея прислушаться к голосу собственного сердца, мы прислушиваемся к голосу рассудка, который говорит: «Ты прекрасно знаешь, чего от тебя ждут. Что же ты мешкаешь? Ведь без твоего участия человек не сможет изведать счастья». Если бы мы прислушались к своему чувству, то успокоились бы, поняв, что наша суета не успокоит душу ближнего. Чем больше мы бессмысленно суетимся, тем больше утрачиваем душевный покой. Когда мы приходим к такому выводу, нас перестает волновать мысль о том, что ближний чего-то от нас ожидает. Мы уже не впадаем в отчаяние из-за недоделанных дел. Мы чувствуем, что дела эти не нужны.

Постоянное щемящее, давящее чувство, вызываемое тем, что сам чего-то ждешь от других, потихоньку перерастает в болезни сердца, которые неизбежно сопровождаются нарушением кровоснабжения всего тела. Отчаяние из-за всего этого поражает гладкие мышцы пищеварительного тракта, и нарушается пищеварение. Ощущение стесненности нарушает циркуляцию крови нормального состава и вызывает квантитативный голод в клетках тела, вследствие чего у человека просыпается неумеренный аппетит. Отчаяние мешает нормальному перевариванию пищи. В результате ухудшается качество крови, наступает квантитативный голод, который рождает в человеке желание съесть что-то особенное. Это особенное может быть в составе повседневной пищи, но оно не всасывается в кровь — не позволяет отчаяние. В итоге человек постоянно мается, терзаемый тягой к чему-то особенному.

Смиренное ожидание бережливого человека, что когда-нибудь и ему улыбнется счастье, вызывает у него постоянное сокращение сердечной мышцы, покуда она полностью не утратит способность сокращаться. Это значит — утратит способность сжиматься, производить работу. Если человек явился на свет не для того, чтобы медленно и покорно умереть тихой безропотной овечкой, то сердце перед смертью даст о себе знать. Болезнь сердца даст человеку время изменить умонастроение. В ходе обследования обнаруживается, что сердце у человека очень маленькое. Птичье сердце, говорят.

Состояние смиренной безысходности, испытываемое бережливым человеком, вызывает ослабление сердечной мышцы. Безысходность перерастает в ощущение бессмысленности. Бессмысленность — это стресс, который вызывает увеличение. Бессмысленность любви к кому-либо ведет к увеличению сердца.

Чем больше сердце, тем хуже закрываются сердечные клапаны, из-за чего кровь не течет по сосудам дальше, как это нужно для жизни. Если у человека в мыслях жизнь не движется вперед, то его кровь, проходя через сердце, также не следует дальше. От застоя крови в сердце оно делается еще больших размеров. У человека на сердце становится все тяжелее. Испытывая ужас и отчаяние — все кончено! Дальше уже ничего не будет! — человек может и умереть.

Ожидание и надежда утомляют. Они вызывают спазм гладких мышц сердца и мозга, из-за чего поступление крови в мозг уменьшается. Еще немного ожидания и надежд на чью-то помощь, и баланс нарушен. От нехватки кислорода (нехватки свободы) в клетках головного мозга человек погружается в сон, так как во время сна включается экономный режим работы организма.

Комментарии запрещены.

Почему мы не здоровы